Эпизод шестой

 

Тёплый вечер в Бухаре. Двор гончара Нияза. Насреддин и Гюльджан сидят на краю арыка. За низким дувалом прячется наблюдающий за ними ростовщик Джафар. Увлеченные беседой, влюблённые его не замечают.

 

Насреддин (умоляюще)

Мне хоть разок тебя поцеловать бы!

Открой хотя бы краешек чадры!

 

Гюльджан (смущённо)

Нельзя мне обнажать лицо до свадьбы…

Уж таковы законы Бухары!..

 

Насреддин

Прости, Гюльджан, коль я тебя обидел,

Но к нам неприменим такой закон.

Твоё лицо я нынче утром видел

И вот уж семь часов в тебя влюблён…

 

Гюльджан

Боюсь грешить словами, но, похоже,

И у меня теперь не будет сна…

 

Насреддин (обрадованно)

Ушам своим не верю!

 

Гюльджан

Да, я тоже

В тебя уж два часа как влюблена!

 

Джафар

(злобным шепотом)

Так ты влюбилась в этого нахала,

Джафару оборванца предпочла!..

Но знай: не став добычею шакала,

Добычей ты не станешь и орла!..

 

Насреддин

(он исполнен решимости)

Ты на меня озлишься — и за дело!

Но я нарушу правила игры!

 

Решительно откидывает чадру и целует Гюльджан в губы.

В следующую секунду в тишине двора раздается звонкий звук пощечины.

 

Гюльджан (испуганно)

Прости меня… Я вовсе не хотела…

Но в Бухаре такие комары!

(разглядывает лицо Насреддина)

Из носа кровь!.. Да и щека опухла!

 

Насреддин (пытаясь улыбнуться)

Я жив… Хотя не так уж невредим!

 

Гюльджан (в слезах)

Я дура, дура!.. Чертова я кукла!..

Прости меня, любимый Насреддин!

(привлекает Насреддина к себе и крепко его целует)

 

Джафар (с изумлением)

Так вот ты кто, злодей! А оболочка

Такая неприметная на вид…

(себе, со значением)

Ну что ж!.. Боюсь, что хлопотная ночка

Тебе, Джафар, сегодня предстоит!