Эпизод седьмой

 

Дворцовые покои Эмира. Поздний вечер. Эмир готовится ко сну. Появляется Стражник.

 

Стражник

К вам гость, о мой Эмир!

 

Эмир

Вот это мило!

Хотел бы я взглянуть, какой герой

Посмел меня, пресветлого Эмира,

Нахально разбудить ночной порой!

 

Стражник исчезает и появляется вновь, волоча за собой ростовщика Джафара.

 

Джафар (падая на колени)

За поздний мой визит не обессудьте,

О мой Эмир, души моей кумир!..

 

Эмир (зевая)

Скорей перебирайся ближе к сути!

Одним своим вступленьем утомил!

 

Джафар

Я постараюсь, о солнцеподобный!..

Но всё же, несмотря на поздний час,

Вы приготовьтесь выслушать подробный

Про некую красавицу рассказ…

 

Эмир (поскучнев)

Тогда молчи!.. И понапрасну время ‑

Моё к тому же! — не переводи!..

Красавиц всех мастей в моём гареме ‑

Мильён! Как говорится, пруд пруди.

 

Джафар (с жаром)

Она звездою станет между всеми

И навсегда похитит ваш покой…

Уверен, о пресветлый, что в гареме ‑

Я не был там, но знаю! — нет такой!

Взгляните на неё по крайней мере!

Она всего лишь дочка гончара,

Но, верьте мне, такой прекрасной пери

Не знал Париж, не то что Бухара!

 

Эмир

Ну что ж, пожалуй, вкратце перечисли

Все основные прелести хотя б!

 

Джафар

Для этого, боюсь, о светоч мысли,

Язык несовершенен мой и слаб…

(откашливается)

Её глазищи — парочка черешен ‑

Чаруют и пьянят, как сам Восток…

А взгляд её так пристален и грешен,

Что даже саксаул пускает сок.

От щек её исходит запах лета ‑

Созревшего урюка аромат…

А губы у неё такого цвета,

Как только что разрезанный гранат…

А груди у неё — тугие груши

С пупырышками алыми двумя,

И, все законы физики нарушив,

Стоят, что называется, стоймя.

А попка у неё, как два арбуза,

Идущих следом повергает в шок.

Она для ткани явная обуза,

На ней едва не лопается шелк.

А бедра у неё…

 

Эмир (перебивая Джафара)

Слова поэта!

Отличное фруктовое меню!

И каждый день на стол мне ставить это

Я поварам в обязанность вменю…

 

Эмир хлопает в ладоши. Появляются слуги, несущие вазы с фруктами. Эмир жадно набрасывается на еду, Джафар не упускает случая поучаствовать в бесплатной трапезе.

 

Эмир (спохватившись)

Но и с предметом твоего рассказа

Я всё же познакомиться не прочь.

 

Джафар (услужливо)

Гюльджан живет у гончара Нияза,

Она его единственная дочь…

 

Эмир (сладко жмурясь)

Портрет хорош, но коль с натурой вдруг там

Какая‑то деталь не совпадет,

Твоя башка — учти, эксперт по фруктам! ‑

Сегодня ж утром с плахи упадёт!

 

Джафар (осмелев)

А заодно узнать вы не хотите ль,

Где обитает этот сукин сын,

Спокойствия всегдашний возмутитель

И сеятель раздоров — Насреддин?

 

Эмир (поперхнувшись)

С чего ты взял, ходячая проказа,

Что Насреддин сегодня в Бухаре?

Джафар

Он у того же старого Нияза

Ночует на лежанке во дворе…

 

Эмир хлопает в ладоши. Появляется стража.

 

Эмир

Внимайте, о безмозглые, приказу!

Начальник стражи

Мы слушаем!

Эмир (язвительно)

Но слышите с трудом!..

Ступайте в дом к горшечнику Ниязу!

Надеюсь, вам известен этот дом?

(Стражники дружно кивают)

Доставить в мой гарем необходимо

Нияза дочь, прекрасную Гюльджан,

А гнусного злодея Насреддина

Швырнуть в набитый крысами зиндан!

Не поняли ль вы мой приказ превратно?

(Стражники отрицательно мотают головами)

Ведь я вас знаю — вы такой народ:

Киваете, что всё, мол, вам понятно,

А делаете всё наоборот!

(Джафару)

А ты… Коль ты солгал о Насреддине,

То будет — знай! — судьба твоя горька!

Джафар

Я чист, о кладезь мудрости!

 

Эмир

Гляди мне!..

(не удержавшись)

Презренный сын гиены и хорька!..