Эпизод десятый

 

Зал торжественных приемов в эмирском дворце. Эмир привычно скучает на своем троне. Сквозь цепь стражников прорывается Насреддин в одежде Гуссейна Гуслии и, подскочив к трону, бухется перед Эмиром на колени.

 

Насреддин (задыхаясь от волнения, вполне, впрочем, искренне)

Вы с женщиною были ль ночью этой?

Ответьте, о сравнимый лишь с Луной!

 

Эмир

Какой же нахалюга ты отпетый,

Что запросто чирикаешь со мной!

Кто ты такой?.. И что тебе здесь надо?..

Здесь задаю вопросы только я!

 

Насреддин (представляется)

Мудрец и прорицатель из Багдада ‑

Гуссейн, как говорится, Гуслия!..

 

Эмир (смягчившись)

Наслышан о твоей я громкой славе!..

Но дерзким любопытством не греши:

Хорёк твоей бестактности не вправе

Обнюхивать чувяк моей души.

 

Насреддин (нетерпеливо)

Так всё ж — была ли женщина, ответьте!..

 

Эмир (выходя из себя)

Твоё какое дело?.. Отвяжись!..

 

Насреддин (с жаром)

Мне это знать важней всего на свете,

От этого зависит ваша жизнь!..

 

Эмир (насмешливо)

Ну что ж, Багдадский Умник, докажи мне,

Открой мне, бескультурному, глаза ‑

Какой ущерб моей наносят жизни

Гюзель, Будур иль, скажем, Фирюза?

 

Насреддин

На вашу гениальность уповая,

Я всё вам объясню — ответ‑то прост:

Угроза, мой эмир, как таковая

Исходит не от женщин, а от звёзд!

За небом наблюдая прошлой ночью,

Я вдруг увидел: звёзды так сошлись,

Что прочитал по звёздам я воочью,

Что женщина… погубит вашу жизнь!

 

Эмир (плаксиво)

Не нравятся мне что‑то эти речи!..

Мне от любви отказываться жаль…

Как раз сегодня я мечтал о встрече

С молоденькой красавицей Гюльджан.

 

Насреддин (рассудительно)

Я вам в желаньях ваших не перечу,

Но коль вы продолжать хотите жить,

То вам, благоуханный, вашу встречу

Придется на недельку отложить!..

Сегодняшнего вашего девиза

Суть такова: все женщины — враги!

Гюльджан же — о! — опасная девица,

Аллах вас от неё убереги!..

 

Эмир

Мне вытерпеть такое нету мочи!

Ведь я здоровый, сильный, молодой!..

Выходит, все мои шальные ночи

Накрылись — как в пословице — звездой?!

 

Насреддин

А вы себе на время дайте роздых!..

Пусть будет даже очень невтерпеж,

Дождитесь, мой Эмир, покамест в звёздах

Желанный вам не сложится чертеж.

 

Слышны стоны, охи, проклятия — и небольшой отряд стражников во главе с Начальником стражи вволакивает в зал полуживого мудреца Гуссейна Гуслию.

Теперь он в ещё худшем состоянии, чем был, когда мы расставались с ним в чайхане. Борода его всклокочена, глаза вот‑вот выскочат из орбит, а на и без того дырявом халате Насреддина зияют огромные прорехи.

 

Начальник стражи (с гордостью)

Был день не зря сегодня отработан:

Хорёк попал в силок, мой господин!

 

Эмир (нетерпеливо)

Давай‑ка без метафор! Где он?

Начальник стражи (выталкивая Мудреца вперед)

Вот он!..

 

Эмир

И кто он, этот дервиш?

 

Начальник стражи

Насреддин!..

Эмир (он приятно удивлен)

Как удалось поймать вам Насреддина?..

Большой подарок сделали вы мне!

 

Начальник стражи

Вся стража Бухары за ним следила.

Нашли в одной паршивой чайхане.

 

Насреддин важным шагом подходит к Мудрецу и бесцеремонно оглядывает его с ног до головы.

 

Насреддин

Вы все сошлись во мнении едином,

Что вами арестован Насреддин…

Но я не раз встречался с Насреддином

И должен вас расстроить: он блондин!..

 

Эмир (мгновенно сменив милость на гнев)

За что ж казна вам денежки платила,

А вы их нагло смели получать,

Тогда как вы брюнета от блондина

Ещё не научились отличать!

 

Начальник стражи (зло поглядывая на Насреддина)

Искали мы в подвалах и на крышах,

Всё обыскали в каждом мы дворе…

Брюнетов — тьма. Нашлось с десяток рыжих,

А вот блондинов нету в Бухаре!

 

Эмир (ядовито)

Тогда проблему вы решили просто:

Нашли того, кто светел от седин,

Постановив про этого прохвоста,

Что в детстве он, возможно, был блондин!

 

Насреддин (возмущенно подхватывая)

Какого‑то нашли авантюриста,

Глубокого к тому же старика!..

Ведь этой развалюхе лет под триста,

А Насреддину нет и сорока!

 

Мудрец (падая перед Эмиром на колени)

О да, луноподобный, так и было:

Сижу я тихо‑мирно в чайхане,

Подходят здоровенных три дебила

И руки вдруг заламывают мне!

И говорят, мол, ты отныне будешь

Везде и всюду зваться Насреддин!..

А если это имечко забудешь ‑

Так мы тебе плетьми наподдадим!

Я говорю: кому же это надо,

Чтоб стал я Насреддином, если я

Мудрец и прорицатель из Багдада

И звать меня Гуссейном Гуслия?..

 

Эмир (переводя обеспокоенный взгляд на Насреддина)

А ну‑ка растолкуйте мне скорее,

Что это за конфуз в конце концов,

Что зрю одновременно в Бухаре я

Аж двух одноименных мудрецов?!

 

Насреддин (Эмиру, тихо)

Как на меня вы не смотрели косо б,

Но знайте: прорицатель — это я!..

Как отличить, я знаю верный способ,

Прохвоста от Гуссейна Гуслия!..

(мудрецу)

Готов ли ты — скажи определенно! ‑

Все звёзды в небесах пересчитать?..

 

Мудрец (спокойно)

А что считать?.. Их триста миллионов

Шестьсот пятнадцать тысяч двести пять!

 

Насреддин (неприятно поражен)

Довольно точно. Знаешь, очень странно,

Но вовсе не такой уж ты дебил,

Как выглядишь. Но вот звезду Гассана ‑

Новейшую! — ты сосчитать забыл!..

 

Мудрец (сконфуженно)

Признаться, я не слыхивал про эту

Звезду… Придется глянуть в чертежи!..

(спохватившись)

Да этакой звезды в природе нету!..

 

Насреддин (твердо)

Есть!

 

Мудрец

Нет!

 

Насреддин

Есть!

 

Мудрец

Нет!

 

Насреддин

Есть!

 

Мудрец

Нет!

 

Насреддин

А докажи!..

 

Мудрец замолкает, не зная, что ответить. Эмир наблюдает за ним с явным недоброжелательством.

 

Эмир

Мудре‑е‑ец!.. Да в Бухаре таких до чёрта!..

Дурацким выражением лица

Он, может, и похож на звездочёта,

Но вовсе не похож на мудреца!

 

Насреддин (Мудрецу, наступательно)

Так ты тот самый гений из Багдада,

Чье имя облетело все края,

Чей след поцеловать — и то награда

Для нас, обычных смертных?..

 

Мудрец (гордо)

Это я!..

 

Насреддин (круто меняя тон)

Ты жалкий самозванец и невежда!

Назвав себя Гуссейном Гуслия,

Ты станешь уверять, что и одежда,

Которая на мне…

 

Мудрец (перебивает)

Она — моя!

Насреддин

Из наглецов ты самый наглый в мире!..

Но главный свой секрет не утаи:

Скажи, чувяки, те, что на Эмире,‑

Они ведь тоже, видимо…

 

Мудрец (запальчиво)

Мои!..

 

Эмир (разводит руками)

Ну, это уж вершина неприличья!

 

Насреддин (буднично)

Не стоит продолжать. Диагноз прост:

Чудовищная мания величья.

Маниакальный бред на почве звёзд.

 

Эмир (зевнув)

Число улик растет неудержимо!

Опасный оказался старикан!..

(стражникам)

Поскольку это явный враг режима,

Швырнуть его немедленно в зиндан!

 

Мудрец (плача)

За что?! Из‑за интриги чьей‑то грязной

Мне суждена пожизненно тюрьма?!

Вы тронулись умом, солнцеобразный!

Луноподобный, вы сошли с ума!

 

Насреддин (Эмиру, тихо)

Я ненависти к деду не питаю,

Но, кажется, темнит чего‑то он…

Позвольте‑ка его я попытаю ‑

А вдруг да иудейский он шпион?!

 

Эмир (с милостивой улыбкой)

Талантов у тебя и впрямь в избытке!

Таких умельцев прежде я не знал!

Так ты у нас ещё и мастер пытки?

 

Насреддин (скромно)

Я дилетант. Непрофессионал.

(лирически)

Бывает, попытаешь на досуге

Такого же… как этот вот… козла,

Но так, без вдохновения, от скуки,

Не чувствуя к пытаемому зла…

Ведь какова судьба у звездочёта?

Вся жизнь у неба звёздного в плену!

Сидишь вот так один — и безотчетно ‑

Нет‑нет да и завоешь на луну!

Считаешь эти звёздочки, считаешь

И весь переполняешься тоской…

Но лишь кого‑то малость попытаешь ‑

И все недомоганья как рукой!..