Эпизод двенадцатый

 

Вечер в дворцовом саду. В окружении экзотических деревьев и диковинных птиц Эмир и Насреддин коротают время за игрой в кости.

 

Эмир

Боюсь, мудрец, на женщин твой запрет

Потенции моей наносит вред.

Способности мои на эту тему,

Я чувствую, вот‑вот сойдут на нет…

 

Насреддин

Ах, стоит ли об этом причитать!

Вам всё ещё удастся наверстать!

 

Эмир (рассудительно)

Но меч, когда он не в употреблении,

Печною кочергой рискует стать!..

 

Насреддин (наставительно)

Поскольку под святой звездой

Абу Всевышний вашу поместил судьбу,

Впрягите ишака долготерпенья

В своих страстей безумную арбу!

 

Эмир (свирепея)

Три дня уж я — глумливый ты прохвост! —

Смиренно жду благословенья звёзд…

Но тигр страсти в клетке воздержанья

Отсиживать устал свой гордый хвост.

 

Насреддин (поднимая глаза к небу)

Светила нынче выстроились в ряд,

Они так выразительно горят.

Неужто, о собой затмивший солнце,

Они вам ни о чём не говорят?..

 

Эмир (важно надувая щеки)

Светила услаждать лишь могут взор,

Но с ними невозможен разговор…

 

Насреддин

Они вам говорят, о луноликий,

Что каждый ваш министр — отпетый вор!

 

Эмир (насмешливо)

Чтоб осознать сей мысли глубину,

Не надо пялить зенки на луну.

Достаточно хотя бы раз в неделю

Заглядывать в эмирскую казну.

 

Насреддин

Как низко пал наш просвещенный мир!

И как вы это терпите, Эмир?..

Не верю, чтоб такой миропорядок

Был вашему святому сердцу мил.

 

Эмир (со вздохом)

Что делать?! Мир стоит на воровстве!

Воруют в Самарканде и в Хиве,

В Ширазе, в Тегеране и в Стамбуле,

И даже — страшно вымолвить — в Москве!..

Иной наворовался вроде всласть —

Уж некуда украденное класть!..

Уж обожрался. Уж глотать не может,

А сам всё наготове держит пасть…

Конечно, мне известно с давних пор,

Что каждый мой министр — стократный вор,

Но было бы ошибкой думать, будто

Ворует лишь один эмирский двор.

Народу — чтоб не вздумал бунтовать! —

Мы тоже разрешили воровать.

Пусть лучше сам ворует потихоньку,

Чем с воровскою властью враждовать!..

Но — неизобретателен народ:

Один в чужой залезет огород,

Другой обчистит пьяного, а третий

На улице подкову подберёт.

 

Насреддин

Но если образ жизни здесь таков,

Откуда же так много бедняков?..

Боюсь, для благоденствия народа

У вас нехватка пьяных и подков.

 

Эмир (злобно)

Кто беден, тот себя и виновать!..

Выходит, не умеешь воровать!..

И так уж дали полную свободу,

Так что ж — ещё пособья выдавать?..

(не без гордости)

Рост воровства у нас неудержим,

И мы кривою роста дорожим:

Раз все воруют, значит, все при деле!

На этом‑то и держится режим!..

 

Насреддин

А не случалось вам ночной порой

Притихшей прогуляться Бухарой,

По образцу Гаруна‑аль‑Рашида

Проверить населения настрой?

Послушать у одних — других ворот,

Что об Эмире думает народ?..

 

Эмир

Народ своё сужденье об Эмире

Мне каждый день под окнами орёт!

 

Насреддин

И что же он орёт?

 

Эмир

Ругает власть,

Да так, что хоть из дома не вылазь!..

(со вздохом)

Такая уж традиция в народе —

Ему всегда кого‑то надо клясть!..

(решительно смахивает со стола игральные кости.)

Что ж, время расставаться, как ни жаль!..

Пора мне навестить свою Гюльджан.

Ни соком, ни шербетом, ни кумысом

Не загасить души моей пожар!..

 

Насреддин (испуганно)

А как же воля звёзд?!

 

Эмир

Увы и ах!..

Мне звёзды — не указчики в делах!

Свидание с наложницей моею

Мне может запретить один Аллах!..

 

Входит Начальник стражи, буквально волоча за собой умирающего от страха Дворцового лекаря.

 

Случилось что?..

 

Дворцовый лекарь (заикаясь)

Г‑гюльджан…

 

Насреддин (быстро)

Она жива?!

 

Дворцовый лекарь

Ж‑жива, но жизнь в ней теплится едва!

Бледна… в поту… Дрожит, как в лихорадке…

И говорит бессвязные слова!..

 

Насреддин

Я крайне этой вестью удручен.

Но я, по счастью, здесь!..

 

Эмир (удивленно)

А ты при чём?

 

Насреддин (удивлен в свою очередь)

При чём тут я?!

Да по всему Востоку

Считаюсь самым лучшим я врачом!

 

Начальник стражи (в сторону)

Ух, выскочка!..

(Эмиру)

Уж больно он горяч!

Какой он врач?! Он попросту трепач!

 

Эмир (Насреддину)

Немедленно займись её леченьем!

Пока тобой не занялся палач!