Эпизод девятнадцатый

 

Ночь в Бухаре. Окраина города. Дорога через старое кладбище. По дороге, отдуваясь и пыхтя, двое стражников тащат мешок с Насреддином. За ними важной командирской поступью следует Начальник стражи. Наконец притомившиеся стражники останавливаются и бросают мешок прямо на дорогу.

 

1‑й стражник (озираясь по сторонам)

Мы путь могли бы выбрать покороче!

Погони нет — прогнозам вопреки!

 

2‑й стражник

К тому же в Бухаре такие ночи —

Таскай хоть с бриллиантами мешки!

 

1‑й стражник (Начальнику стражи)

Приказ Эмира нам предельно ясен,

Но вот что нам не ясно, господин!

 

2‑й стражник (подхватывает)

А чем он так уж, собственно, опасен,

Такой нестрашный с виду Насреддин?

 

Начальник стражи

Не страшен он ничем, но он причина

всемирной смуты , этот Насреддин!

Лишь истребив злодея Насреддина,

Мы насреддинство  в мире истребим!

 

1‑й стражник

Злодея?.. Не похож он на злодея!

 

2‑й стражник

Скорее так… Обычный прохиндей!

 

Начальник стражи (соглашаясь)

Он сам — лишь клоп!.. Страшна его идея.

Она — всего опасней для людей!..

Своим страстишкам низменным в угоду

Удрать готовый в случае чего,

Он всюду проповедует свободу…

 

1‑й стражник

Свободу от чего?..

 

Начальник стражи

Да от всего!.. Свободу рассуждать бесцеремонно

Об алчности начальства всех мастей,

Свободу от морали и закона,

От церкви, от традиций, от властей!

В отдельных странах — кроме стран Востока! —

Идея прижилась и проросла,

И там вовсю цветут цветы порока

И буйно колосятся злаки зла!

 

1‑й стражник (с удивлением)

Живя на столь солидном расстоянии

От этих стран, как может Насреддин

Оказывать какое‑то влияние

На жителей Парижа и Афин?!

 

2‑й стражник (подхватывает)

Выходит, если в Риме забастовка,

И здесь за всё в ответе он один —

Наш горемычный стрелочник с Востока,

Несчастный забулдыга Насреддин?..

 

Начальник стражи (назидательно)

Есть и свои в Европе насреддины,

Они другие носят имена,

Но бунтари всех стран в одном едины:

Повсюду смуты сеют семена!

Я приведу такой пример хотя бы…—

Представлю — самого кидает в жар! —

Как там, у них в Европе, ходят бабы?!

 

1‑й стражник (боясь поверить в страшную догадку)

Неужто без чадры?!

 

Начальник стражи (неумолимо)

И без шальвар!..

(чванливо)

Чтоб дух изжить бесстыдства и разврата,

Мы кой‑кого казним, а там, глядишь,

Заставим по законам шариата

Жить и Москву, и Лондон, и Париж.

Я говорю не спьяну и не сдуру!..

Культура — вот начало всех начал!

Великую свою культур‑мультуру

Мы донесем до диких англичан!..

Дойдем до Скандинавии, до Польши…

Да мало ли невежественных стран!..

 

1‑й стражник (опасливо)

Их слишком много!

 

Начальник стражи (с угрозой)

Нас гораздо больше!

Откажутся — спихнем их в океан!

 

1‑й стражник

От ваших слов у нас затылки зябнут!

 

2‑й стражник

О да, рассказ ваш жуток и жесток!

 

1‑й стражник (неожиданно простодушно)

А где же помещаться будет Запад,

Коль будет на Земле сплошной Восток?

 

Начальник стражи (снисходительно)

Что Запад?.. Скверный запах — да и только!

Ведь он, по существу, давно уж сгнил!..

(с пафосом)

Мир ждет притока свежих сил с Востока,

Здоровых и могущественных сил!..

Всему свой срок. Мы время не торопим.

Наступит час — и грянем всей гурьбой!

(сбросив пафос, буднично)

Ну а покамест…

(кивает на мешок)

…этого утопим!

Займемся скучной будничной борьбой.

 

Насреддин (из мешка)

О горе мне, несчастному, о горе!

Какой же я законченный дурак!

 

Начальник стражи (насмешливо)

Что ты дурак — с тобой никто не спорит,

Но стоит ли расстраиваться так?

 

Насреддин

Всё дело в том — признаюсь вам по чести, —

Что год назад я здесь проездом был

И клад зарыл в одном укромном месте,

А вырыть в суматохе позабыл!

В том сундуке лежат сокровищ груды,

Да что там груды — целая гора!

Рубины сплошь, сапфиры, изумруды, —

Увидев их, ослепнет Бухара!

(жалостливо)

Осталось мне недолго жить на свете,

Ещё чуть‑чуть — и сгину без следа!..

Вам были бы полезней камни эти,

Чем мне — на дне бухарского пруда…

 

Начальник стражи ещё не вник в смысл Насреддинова монолога, а сообразительные стражники уже бурно выражают своё ликование.

 

1‑й стражник

Вот счастье!.. Вот подарочек небес‑то!

Аллах вознаграждает нас за труд!

 

2‑й стражник (нетерпеливо)

Скорее укажи нам это место,

За это мы тебя не бросим в пруд!..

 

Наконец и Начальник стражи приходит в себя и тут же берет в разговоре главенствующий тон.

 

Начальник стражи (напыщенно)

Клянусь священным именем Эмира,

Мы этот клад, любезный Насреддин,

Поделим меж собою до сапфира,

А самого тебя освободим!

 

Насреддин (после паузы)

Где мы сейчас?

 

Начальник стражи

На кладбище Ахмада,

Где вечный обретается покой…

 

Насреддин (радостно)

Мы там, где надо!.. Мы вблизи от клада!..

Отсюда до него подать рукой!

 

1‑й стражник

Вблизи, но где?..

Ты дай нам адрес точный!

 

2‑й стражник

Не так уж много времени у нас!

 

Насреддин

В какой мы части кладбища?

 

Начальник стражи

В восточной.

 

Насреддин

А клад зарыл я в западной как раз!

 

Начальник стражи (разочарованно)

Так далеко?

 

Насреддин (виновато)

Удобней прятать было!

Там редко появляется народ.

Четвертая… Нет, пятая могила…

Да, пятая могила от ворот!..

 

Стражники нерешительно переминаются и не трогаются с места.

 

1‑й стражник (кивая на мешок)

Нельзя его оставить без догляда,

Уж лучше казнь его поторопить!

И, прежде чем идти на поиск клада,

Беднягу надо срочно утопить!

 

2‑й стражник

А коль пустой окажется могила

И клада не удастся нам найти?..

На всякий случай надо, чтобы было

На ком за это душу отвести!

 

Начальник стражи (стражникам, торжественно)

Скажите, о храбрейшие, могу ли

Я положиться полностью на вас?

(стражники кивают)

Могли бы постоять вы в карауле

У этого мешка?.. Хотя бы час?

 

1‑й стражник

Конечно, господин Начальник стражи!

Мы можем даже в случае чего

Здесь простоять всю ночь!

 

2‑й стражник

Мы можем даже

И следующий день!.. И сверх того!..

 

Получив столь исчерпывающий ответ, Начальник стражи чуть ли не бегом устремляется по дороге и исчезает во мраке.

 

Насреддин

А этот паренек с могучим басом,

Который вас поставил в караул…

 

Услыхав замечание о «могучем басе», солдаты прыскают, но тут же зажимают себе рты. Начальник стражи не мог уйти далеко.

 

Я сильно опасаюсь, как бы вас он,

Вульгарно говоря, не обманул!

Стеречь меня — глупейшая ошибка,

Я лучше сам себя постерегу!

И без мешка я бегаю не шибко,

А уж в мешке… Куда я убегу?..

 

Стражники отходят от мешка на некоторое расстояние и тихонько совещаются между собой.

 

1‑й стражник (опасливо)

А если он начнет кричать: «На помощь!»

И кто‑нибудь придет в конце концов?

 

2‑й стражник (со смехом)

В такое место и в глухую полночь

Придет лишь пара‑тройка мертвецов!

 

Наконец стражники принимают решение и убегают вслед за Начальником стражи. Некоторое время на кладбище царит тишина. Потом слышится чье‑то жалобное бормотание, и через секунду из мрака появляется ростовщик Джафар.

 

Джафар

Нет, я сейчас описаюсь со страху!

Нет, я сейчас наделаю в штаны!

(успокаивается)

Но кладбищу конец, хвала Аллаху,

Вон вроде и дома уже видны.

(воодушевленно)

Да, кладбищу конец!..

(натыкается на мешок)

Но что такое?! Боюсь, сейчас и мне придет конец!

Мешок какой‑то грубый под рукою…

(в ужасе)

И в том мешке, наверное, мертвец!

 

Насреддин (из мешка, возмущенно)

Обескуражен выводом я этим!

Вот дикости народной образец.

Любой, кого на кладбище мы встретим,

Выходит, обязательно мертвец?

 

Джафар (обрадованно)

Так ты живой?!

 

Насреддин (скромно)

Пока ещё не умер!

 

Джафар

Но раз уж мы с тобой накоротке,

То объясни: зачем сидишь ты, умник,

На кладбище, в завязанном мешке?

 

Насреддин (словоохотливо)

История занятная такая,

Что грех не рассказать её, дружок!..

Купил аж за четыреста таньга я

У одного волшебника мешок.

Я был хромым, горбатым, одноглазым,

К тому ж имел с рожденья малый рост —

И — с помощью мешка — решил я разом

От всех своих избавиться уродств.

В моём мешке мне следовало ночью

На кладбище промыкать два часа

И убедиться утречком воочию,

Какие он свершает чудеса!..

Я испытал ужасные мученья,

Каких не испытал ещё никто!..

Зато прошел я полный курс леченья

И выздоровел полностью зато!

Когда лица рукою я касаюсь,

Я чувствую: не кожа, а атлас!

Теперь я просто писаный красавец!

И нет горба! И снова видит глаз!

 

Джафар

Что ж были за мучения, скажи мне!

Ответь, меня за глупость не браня!

 

Насреддин

Когда я был в мешке, явились джинны

И целый час дубасили меня!

Удар в лицо пинком в живот сменялся,

Но всё ж просить пощады я не стал!..

Меня лупили в пах, а я смеялся

И временами даже хохотал!

 

Джафар (осторожно)

А где они сейчас?..

 

Насреддин

Ушли на ужин. Вернутся и опять продолжат курс!..

 

Джафар

Но курс уже не нужен?

 

Насреддин

Да, не нужен! Но я уже привык. Вошел во вкус!

Сказать ли, чем расстроен я жестоко

И чем моя забита голова?..

Я вылечился много раньше срока —

Всего за час. А заплатил за два!

 

Джафар (стесняясь)

Сейчас темно, и я секрет свой выдам:

При свете дня — я форменный урод,

Своим невероятно гнусным видом

Пугаю я на улицах народ!

А ты здоров. Избавлен от пороков.

И времени потратил только часть!..

Продай же мне, дружок, остаток срока,

Продай мне неиспользованный час!..

Побыть в твоем мешке, скажу по чести,

Возможность мне настолько дорога,

Что я готов отдать не только двести,

А двести и ещё… аж три таньга!

 

Насреддин (нехотя)

Пожалуй, уступлю тебе местечко…

Проверь и ты могущество мешка!

 

Джафар развязывает мешок, оттуда вылезает Насреддин. Лицо он прикрывает рукавом халата: как ни темно, но бережёного Бог бережёт.

 

(в сторону)

Поистине возмездия уздечка

Блудливого отыщет ишака!

 

Джафар пытается влезть в мешок, Насреддин ему помогает.

 

Да лезь же ты?.. Ан нет, не тут‑то было!

С таким горбом в мешок тебе не влезть!

 

Джафар всё‑таки забирается в мешок, и Насреддин завязывает его.

 

Горбатого исправит лишь могила!

(спохватившись, поясняет)

Пословица у нас такая есть!..

(назидательно)

И помни, брат!.. Когда вернутся джинны,

Ты страх им свой показывать не смей!

Они такою злобой одержимы,

Что станут бить тебя ещё сильней!

Подробнее о джиннах. Их три брата.

Два младших — эти вроде ничего,

А третий, старший, с голосом кастрата,

Так тот шайтана злее самого!

Захочется кричать от боли жуткой —

Кричи. Но только весело кричи!

Подначивай злодеев смехом, шуткой,

А изредка задорно хохочи!

А спросят: ты чего, мол, разорался? —

Скажи: я не от боли, мол, кричу.

Удар был слаб, я в нём не разобрался

И снова испытать его хочу!

А коль тебе ногой по пузу врежут,

Да так, что в пузе станет горячо, —

Ты не гневись, уйми зубовный скрежет

И попроси: нельзя ли, мол, ещё?

 

Джафар (из мешка, растроганно)

Спасибо, дорогой, тебе за помощь!

На всю я жизнь запомню твой совет!

 

Насреддин (поглаживая мешок, сочувственно)

Запомнишь… разумеется, запомнишь…

Да жизни впереди, считай, что нет…

Насреддин быстрыми шагами уходит в темноту.

 

И, как выясняется, вовремя, потому что через секунду, громко топая и тяжело дыша, из мрака появляются разъяренные Начальник стражи и его верные солдаты. Без всякого предупреждения они набрасываются на мешок и принимаются выколачивать из него пыль.

 

Джафар (из мешка, подзадоривая)

Эй, слабаки!.. Не в форме вы чего‑то!

Едва начав — уж выбились из сил!..

А мне нужна добротная работа,

Я за неё неплохо заплатил!

 

Начальник стражи

Ты крепко с этим кладом наказал нас,

Но мы тебе должок вернем с лихвой!..

 

1‑й стражник (пинает мешок)

Чтоб жизнь тебе хурмою не казалась!

 

2‑й стражник (добавляет)

И чтобы не казалась жизнь халвой!