Пролог

 

Ночь в Бухаре. Спальня богатого бухарского дома. У распахнутого окна, на фоне занимающегося рассвета, прощается некая романтичная парочка. Назовем их Красавица и Путник.

 

Путник (глядя в окно, с восторгом)

Приветствую тебя, о Бухара!

Нам свидеться опять пришла пора!

 

Красавица (прильнув к груди Путника)

Останься на день!

 

Путник (ласково)

Я б навек остался,

Да дел скопилась целая гора!

 

Красавица

Но мы могли бы в случае таком

Грядущей ночью встретиться тайком?!

 

Путник

А как же муж?

 

Красавица

Да где ему проснуться!

Таким уж уродился тюфяком!

 

Путник (озираясь)

Хоть волен, как весенний я ручей,

Но должен опасаться стукачей,

Поэтому в одном и том же месте

Не провожу я кряду двух ночей!

 

Неожиданно предрассветную тишину оглашает трубный ослиный рёв. Красавица и Путник вздрагивают.

 

Красавица

Кто под окном орёт истошно так?

 

Путник (успокаивает)

Так обо мне заботится ишак!

(в окно)

За то, что разбудил меня, — спасибо,

Но не буди в округе всех собак!

(Красавице)

Где б мы ни ночевали — просто срам! ‑

Меня он криком будит по утрам,

Будь то Стамбул, Каир иль даже Мекка,

Будь то дворец, ночлежка или храм!

 

Красавица (спохватившись, игриво)

Однако хороша бы я была,

Когда б узнать забыла — с кем спала!

Пора и познакомиться, любимый,

Открой своё мне имя!

 

Путник (после паузы)

Абдулла!..

 

За окном снова слышится рёв осла. Путник торопливо натягивает на себя свой дырявый халат и прыгает в окно. За дверью шум‑крики, топот сапог, громкий треск факелов. Дверь трещит, и в спальню вваливается жирный вельможа в богатом халате, за ним десяток солдат городской стражи.

 

Вельможа

Неужто этот подлый Насреддин

В моём семействе тоже наследил?

(Красавице)

Ответствуй, о беспутная, супругу:

Куда он делся?

 

Красавица (она сама невинность)

Кто, мой господин?

 

Вельможа (грозно)

Кончай юлить! Твой муж не идиот!

Со мною этот номер не пройдет!

Рассказывай! — не то твоя головка

Сегодня с плахи первой упадёт!

 

Красавица (сентиментально)

Мне снились… шорох звёзд и шум листвы.

И поцелуй, что слаще был халвы…

(вскрикивает, пораженная догадкой)

Так это был другой!.. А мне казалось,

Что это — о бесценный! — были вы!

 

Вельможа (в ярости)

Самцу, в мою залезшему кровать,

Излишек плоти надо оторвать,

Навеки чтоб отбить ему охоту

Бухарских жён ночами воровать!..

(стражникам)

Эй, олухи!.. Возьмите дом в кольцо!

Проверьте подоконник и крыльцо!

Кто может эту подлую скотину

Узнать, что называется, в лицо?

(открывает записную книжку и готовится записывать)

Итак, приметы!.. Но — не вразнобой!

 

Стражники

— Хромой!

— Косой!

— Уродливый!

— Рябой!

 

Вельможа (откладывая карандаш)

Не верю!.. Зная вкус моей супруги,

Не верю, что столь мерзок он собой!

На мой вопрос — каков он, Насреддин,‑

Покамест не ответил ни один!..

 

Красавица (робко)

Веснушчатый… Курносый… Синеглазый.

 

Вельможа (дотошно)

А цвет волос?

 

Красавица (уверенно)

Естественно, блондин!

 

Вельможа (удовлетворенно захлопывает записную книжку)

Ну, вот теперь мы знаем твой портрет!

Теперь для нас твой облик не секрет!

Теперь ты можешь скрыться лишь в Рязани,

Но в Бухаре тебе спасенья нет!