Эпизод второй

 

Чайхана на свежем воздухе. Посетители расположились группками прямо на земле посреди дымящихся мангалов. У коновязи, скучая, пощипывает травку ишак Насреддина.

Сам Насреддин, никем не замеченный, устроился отдельно от всех в глубине двора. Появляется солдат городской стражи.

 

Стражник (Чайханщику)

Скажи, не проезжал ли тут один

На сером ишаке простолюдин?

 

Чайханщик

Да тут полным‑полно простолюдинов!

 

Стражник (понизив голос)

Но этот‑то особый!.. Насреддин!..

 

Посетители чайханы настораживаются, разговоры между ними затихают, и все взгляды обращаются к стражу порядка.

 

Чайханщик (с наигранной заинтересованностью)

Каков он с виду, этот Насреддин?

 

Стражник (важно)

Курносый. Синеглазый. И блондин.

 

Кто‑то из посетителей прыскает в кулак.

 

Чайханщик (в ужасе)

И в этом вызывающем обличье

Он шляется по улицам, кретин?!

 

Стражник (чувствуя подвох)

О чём ты?

 

Чайханщик (поясняет)

Это всё‑таки Восток!..

Восток всегда к блондинам был жесток.

Вот появись он где‑нибудь в Калуге,

Он вызвал бы там бешеный восторг.

 

Первый посетитель

Но я, признаться, слышу в первый раз,

Что он светловолос и синеглаз!

 

Стражник (впивается взглядом в Первого посетителя)

Ах, значит, ты встречался с Насреддином!

Не скажешь ли, дружок, где он сейчас?

 

Посетитель тревожно сопит, не зная, что ответить. Ему на выручку бросается Второй посетитель.

 

Второй посетитель

Дом Насреддина — это целый мир:

Багдад и Басра, Мекка и Каир!

 

Третий посетитель

Да Насреддин — куда бы ни приехал ‑

В любой стране — любимец и кумир!

 

Стражник

Но если верить местной детворе,

То Насреддин сегодня в Бухаре!..

 

Четвёртый посетитель

Возможно. Но поймать его не проще,

Чем тень вон той пичуги во дворе!

 

Стражник (хвастливо)

Но я его поймаю!

 

Первый посетитель

Поглядим!

Охотишься за ним не ты один!

Но кто хоть раз встречался с Насреддином,

Тот знает: Насреддин непобедим!

 

Стражник обводит присутствующих недобрым взглядом, словно запоминая каждого в лицо, потом злобно сплёвывает и уходит. Посетители провожают его смехом, свистом и улюлюкиванием. Их останавливает скрипучий голос Незнакомца, до этих пор не вмешивавшегося в происходящее.

 

Насреддин (скрипучим голосом)

Хвала Аллаху, есть надежный круг

Друзей и три десятка верных рук,

Которые помогут Насреддину!

 

Чайханщик

Но кто ты?

 

Насреддин

Я его старинный друг!..

(подсаживается поближе к посетителям.)

Но должен вам заметить наперед,

Что Насреддин давно уже не тот,

Которого в своем воображенье

Рисует наш доверчивый народ!..

Он стал серьезен и благочестив,

С простонародьем — груб, с начальством — льстив,

Он поменял друзей, привычки, облик

И вообще сменил судьбы мотив…

Он стал ленив, прожорлив и пузат…

Он на сварливой женщине женат…

Он целый день проводит на базаре,

Где продает редиску и шпинат…

Былой герой, короче говоря,

Навек утратил славу бунтаря,

А вместе с ней — почет и уваженье,

Безмозглости своей благодаря!

 

Первый посетитель

Брось, Незнакомец!.. Судя по всему,

Ты попросту завидуешь ему!

 

Второй посетитель (с удивлением)

Но это — как завидовать Хафизу…

Иль, скажем, Авиценне самому.

 

Третий посетитель

Похоже, этот самый Насреддин

Тебе изрядно в жизни навредил!

 

Четвёртый посетитель

Но чем? Украл твой коврик для намаза?

Ветвистыми рогами наградил?

 

Чайханщик (кричит)

А я узнал мерзавца!.. Это он,

Эмира соглядатай и шпион!..

Довольно споров!.. Бей его, ребята!

Бери его в кольцо со всех сторон!

 

Посетители, подзадоривая друг друга боевыми возгласами, колотят Насреддина. Беднягу выручает ишак — своим трубным ревом он отрезвляет дерущихся. Кряхтя и постанывая, Насреддин плетется к своему спасителю и благодарно обнимает его за шею.

 

Насреддин (ишаку, тихо)

Всё справедливо. Никаких обид.

Знать, Насреддин в народе не забыт!

Я посягнул на собственную славу

И собственною славой был побит!..