Эпизод четвёртый

 

Бухарский базар. В базарной толпе Юсуп и Насреддин.

Неожиданно Юсуп, подмигнув Насреддину, вскарабкивается на один из прилавков.

 

Юсуп (громко)

Все люди Бухары — не я один! ‑

Мечтали с незапамятных годин,

Что в Бухаре появится однажды

Любимый нами всеми Насреддин!

Аллах велик! Он даровал мне честь

Вам сообщить приятнейшую весть:

Любимец всех времен и всех народов ‑

Наш Насреддин сегодня снова здесь!..

 

Насреддин тоже вскарабкивается на прилавок и становится рядом с Юсупом. Базарная толпа приветствует его криками ликования.

 

Юсуп (помрачнев)

Но стражники — вонючий этот сброд! ‑

У городских стоящие ворот,

До нитки обобрали Насреддина,

Сказав, что это плата, мол, за вход!

 

Толпа негодует, в адрес стражников летят проклятия. Юсуп доволен.

 

Так будем же мудры мы и щедры

И принесем сюда свои дары,

Чтоб извиниться перед Насреддином

И смыть пятно позора с Бухары!..

 

Человек из толпы (Юсупу)

Какие подойдут ему дары?

Окорока? Копчености? Сыры?

Юсуп

И это пригодится, только лучше ‑

Халаты, тюбетейки и ковры!..

 

Зоркий глаз Насреддина выхватывает из толпы знакомое лицо — это Чайханщик.

 

Чайханщик (Юсупу)

Но ты покамест нас не убедил,

Что этот чужеземец — Насреддин!

Пусть выдаст пару шуток нам на пробу,

Он в шутках, говорят, непобедим!..

 

Насреддин (не сводя глаз с Чайханщика)

В одной из забегаловок вчера

За шутку мне сломали два ребра…

И понял я: моих изящных шуток

Пока не понимает Бухара!..

 

Чайханщик сконфуженно опускает голову.

 

Хоть я у вас, видать, в большой цене,

Оваций не устраивайте мне!

Я очень не люблю аплодисментов,

Особенно ногами по спине!..

 

В толпе раздаются смешки, из толпы вылезает Непоседливый мужичонка.

 

Непоседливый

Да не признав, что это Насреддин,

Мы сами же себе и навредим.

Останемся совсем без Насреддина,

А нам — хотя б один! — необходим!

 

Непоседливому вяло возражает Сомневающийся.

 

Сомневающийся

Не знаю, Насреддин — не Насреддин,

Но выглядит он, как простолюдин…

 

Чувствующий себя виноватым Чайханщик ставит окончательную точку в споре.

 

Чайханщик (горячо)

Он лучше будет выглядеть Эмира,

Коль мы ему всё это отдадим!

 

Чайханщик обводит руками базарные прилавки, и толпа принимается носить к ногам Насреддина всё, чем богат бухарский базар. Мгновенно у ног Насреддина вырастает гора вещей: тут и конские сёдла, и богатые халаты, и драгоценные украшения.

 

Насреддин (растроганно)

Спасибо вам, о люди Бухары,

За ваши драгоценные дары!

Спасибо вам за то, что к Насреддину

Вы столь великодушны и добры!..

(понизив голос)

Моё же имя, люди Бухары,

Произносить не стоит до поры:

Устал я отбиваться от шпионов,

Доносчиков и прочей мошкары!..

 

Неожиданно в базарной толпе появляется Джафар. Толпа расступается то ли с почтением, то ли со страхом: очевидно, что жители Бухары хорошо знают этого человека.

 

Джафар (увидев Насреддина, с изумлением)

Смотри‑ка!.. Мы расстались лишь вчера,

А нынче снова встретились с утра!..

 

Насреддин

Нам повезло б и вовсе не встречаться,

Будь попросторней город Бухара…

 

Джафар (с жадностью щупая вещи, лежащие перед Насреддином)

Откуда у тебя такой товар?

 

Насреддин

Вчера ты дал монетку мне, Джафар…

Пустил я в оборот твою монетку,

И вот гляди — какой с неё навар.

 

Джафар (самодовольно)

Благодарить ты должен день и час,

Когда меня от лютой смерти спас:

Не подари тебе я той монетки ‑

И где бы ты, несчастный, был сейчас?!

(завистливо)

Что ж, неплохой улов для новичка!

Надеюсь, что цена невысока?..

Какую сумму ты за это просишь?

 

Насреддин (безразлично)

Так, пустяки. Четыреста таньга!..

 

Джафар (опешив)

Ты сумасшедший или идиот?

Иль тешишь глупой шуткою народ?..

Кончай свои дурацкие забавы

И сбрось шальную цену до двухсот!

 

Насреддин (сдержанно)

Я был бы аж двукратный идиот,

Когда бы сбросил цену до двухсот.

Дать в глаз тебе за это предложенье

Мне только воспитанье не даёт!

Плати мне столько, сколько я хочу,

Не то я цену впятеро взвинчу,

Тогда тебе и гвоздь из этой кучи

Купить едва ли будет по плечу.

Я жду. Что ты решил, Джафар‑ага?

 

Джафар (после паузы протягивает Насреддину кошелек)

Держи свои четыреста таньга!

(ухмыляется через силу)

Мне дорог не товар — хоть он и дорог.

Мне истинная дружба дорога!

 

Насреддин (предупредительно)

Не падай! Насреддин.